Гайдуков А.В. Интерпретация христианских ценностей у неоязычников

Гайдуков А.В. Интерпретация христианских ценностей у неоязычников // Христианские ценности в культурной традиции Востока и Запада – история и современность. Сб. докладов XXII международных Кирилло-Мефодиевских чтений, 26-27 мая 2016 г. / ГУО Институт теологии имени святых Мефодия и Кирилла БГУ; ред.-сост. С.И. Шатравский, свящ. Святослав Рогальский. – Мн.: Минар, 2017. – С. 221-227.

Просьба при цитировании давать корректную ссылку и уведомить автора о цитировании (a_gaidukov@mail.ru).

Христианские ценности в культурной традиции Востока и Запада – история и современность. Сб. докладов XXII международных Кирилло-Мефодиевских чтений, 26-27 мая 2016 г. / ГУО Институт теологии имени святых Мефодия и Кирилла БГУ; ред.-сост. С.И. Шатравский, свящ. Святослав Рогальский. – Мн.: Минар, 2017.
Христианские ценности в культурной традиции Востока и Запада – история и современность. Сб. докладов XXII международных Кирилло-Мефодиевских чтений, 26-27 мая 2016 г. / ГУО Институт теологии имени святых Мефодия и Кирилла БГУ; ред.-сост. С.И. Шатравский, свящ. Святослав Рогальский. – Мн.: Минар, 2017.

_______________________________
221

Гайдуков А.В.
Интерпретация христианских ценностей у неоязычников

Гайдуков Алексей Викторович,
кандидат философских наук, доцент
кафедры социологии и религиоведения РГПУ им. А.И. Герцена,
президент Центра религиоведческих исследований «Этна», Санкт-Петербург

 

В последнее время наметилась тенденция борьбы с религиозно-идеологическими оппонентами путём обвинения их в ереси (мракобесии, суеверии, ненаучности) либо в противоправности их действий и посягательстве на государственные устои. На этом фоне особым трендом стала борьба за православные ценности с неоязычеством, под которым понимаются все «губительные явления современности» и «необратимое искажение духовного сознания, ведущее к всеобщему падению нравственности».188 Многие православные политики обнаружили в неоязычестве удобного врага для борьбы.

Доказывать историческую сконструированность неоязычества бессмысленно. В попытках рационального объяснения заблуждений неоязычников многие миссионеры забывают о том, что ещё четверть века назад православные верующие в СССР сами находились в похожем положении, но не оставляли своей веры, которая по определению иррациональна. То же касается и научной критики языческих  текстов («Велесовой книги», «Славяно-Арийских вед»), не соответствующих данным современной науки. Схожей критике подвергалась Библия в советские времена, что не мешало верующим полностью игнорировать такие аргументы и ещё более укрепляться в своей вере. Как тогда, так и сейчас эти доказательства в большей степени ориентированы на самих критикующих, нежели на верующих.

В такой ситуации невозможны ни диалог с язычниками, ни снижение конфликтогенности. Одним из способов выхода на диалог может стать анализ этической и аксиологической систем неоязычников и восприятия ими аналогичных систем в православии.

Начиная разговор об интерпретации христианских ценностей современными язычниками обратим внимание на несколько затруднений в изложении

__________

188 Алексий Второй сравнил терроризм с новым язычеством // Религия и СМИ. – 03.10.2004. – http://www.religare.ru/2_10557.html.

_______________________________
222

данной темы, касающихся неопределённости понятий. Во-первых, под неоязычеством понимается весьма широкий спектр феноменов,189 поэтому мы ограничимся обзором идей последователей нового язычества как этно-религиозного феномена, а именно современного славянского язычества (родноверия). Во-вторых, концепция христианских ценностей не обладает прописанной детализацией и в сознании обывателя (как православного, так и не-православного) представляет своеобразный конструкт, подвергающийся корректировке в зависимости от культурных и политических веяний.

Аксиологические проблемы религиозных ценностей – проблема долгих теологических и философских дискуссий. Они могут быть рассматриваемы отстранённо, с исследовательских позиций, либо с субъективных конфессиональных позиций, определяющих истинность своих и ложность чужих подходов. Обзору таких представлений о «христианских ценностях» со стороны современных язычников и будет посвящена данная статья. «Христианские ценности» будут писаться в кавычках так как, речь в большинстве случаев будет идти не о самих ценностях христианства, а об их понимании (часто неадекватном) современными язычниками, а иногда и шире – обывателями, многие из которых могут называть себя «христианами».

1. Проблема формулировки перечня христианских ценностей

Значимым вопросом, связанным с проблемой идентичности является осознание единства христианских и православных ценностей. Если у православных верующих обычно в этом сомнений не возникает, но в неоязыческом дискурсе часто присутствует чёткое разграничение «нашего», православного и «чужого» «иудохристианского». Здесь стоит отметить маргинальное направление в неоязычестве, утверждающее, что захватившие Русь христиане присвоили себе название «православия», понимаемого как «Славление Прави».

Вторым затруднением предстаёт необходимость различения традиционных ценностей отечественных и европейских; общечеловеческих и традиционных светских или религиозных; традиционных, православных и «вечных». Соответствуют ли «Вечные ценности», сформулированные Русской православной церковью (РПЦ), «общехристианским» или только «православным ценностям», а они, в свою очередь, несформулированным «европейским ценностям», основанным на христианских нормах,190 для многих остаётся непонятным.

Безусловно, главными христианскими ценностями выступают Триединый Бог, Слово Божье (Библия) и Церковь (собрание верующих в Иисуса Христа), а также совершаемые в ней таинства. Кроме того, ценностями в православной этике являются добродетели, главными из которых называют веру, надежду и любовь. Также выделяют восемь основных добродетелей: 1) любовь, 2) смирение, 3) нестяжание, 4) кротость, 5) целомудрие, 6) воздержание, 7) трезвение, 8) блаженный плач (радость), противопоставляемые восьми страстям: 1) гордость, 2) тщеславие, 3) сребролюбие (алчность), 4) гнев, 5) блуд, 6) чревоугодие, 7) уныние (лень), 8) печаль. Основой борьбы со страстями является борьба с помыслами («мысленная брань») – «умное делание», направленное против сеемых бесами

__________

189 См. подробнее: Гайдуков, А.В. Новое язычество, неоязычество, родноверие: проблема терминологии // Язычество в современной России: опыт междисциплинарного исследования. Монография / под ред. Р.В. Шиженского. – Н. Новгород: Мининский Университет, Типография Поволжье, 2016. – С. 24-46.

190 Как отмечал советник Генерального Секретаря Совета Европы Александр Гессель, «единого понятия, что такое “европейские ценности”<…> не существует», но они «основываются на принципах христианской цивилизации». – См.: Фомичёва Е. Европейские ценности и их кризис // Московская школа гражданского просвещения. – 13.02.2011. – http://msps.su/seminar/271/programm/168/record/3708.

_______________________________
223

помыслов. Цель духовной брани – с помощью Иисусовой молитвы и аскетизма достичь христианского совершенства, обожения, то есть сближения с Богом. Некоторые из приведённых страстей (гордость, тщеславие) в протестном поведении неоязычников могут кодироваться как ценности, а «блуд» как показатель молодецкой доблести. Однако такие примеры маргинальны на фоне общего языческого мировоззрения. Что касается «обожения», то оно неоязычниками может восприниматься как обожествление умерших предков и их почитание.

В январе 2011 года комиссией РПЦ был разработан документ «Вечные ценности – основа российской идентичности», отразивший предложения по совершенствованию национальной политики в сфере заботы о семье и детстве. В список включены 8 ценностей: 1) справедливость; 2) свобода; 3) солидарность; 4) соборность (единство власти и общества); 5) самоограничение и жертвенность; 6) патриотизм; 7) благо человека, его благосостояние и достоинство; 8) семейные ценности (любовь и верность, забота о младших и старших).191 В мае 2011 года их количество удвоилось,192 а в феврале 2012 дошло до двадцати.193 По словам протоиерея. Всеволода Чаплина, критерием истинности этих ценностей стала «их укорененность в Божией правде и в том опыте жизни, который, несмотря на все консервации и модернизации, оставался для России константой».194 Однако священник Павел Адельгейм считает, что озвученные «вечные ценности» оказались лишены религиозного смысла и превратила в «прагматичные ценности»… в них «не вместились Бог–Святая Троица и Его Любовь».195 В приведённых списках ценностей многие из них понимаются неоднозначно, на что указывают и комментаторы от РПЦ, и многие современные язычники.

Возможно, что итогом переосмысления «вечных ценностей» стала «Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года», где названы восемь духовно-нравственных ценностей, сложившихся в процессе культурного развития России: 1) человеколюбие, 2) справедливость, 3) честь, 4) совесть, 5) воля, 6) личное достоинство, 7) вера в добро и 8) стремление к исполнению нравственного долга перед самим собой, своей семьёй и своим Отечеством.196 Их позитивный и патриотический настрой вряд ли может быть негативно переосмыслен современным славянским язычеством, ориентированным на те же цели во имя своего народа (но не всегда во имя поликультурного государства).

2. Типология ценностей

Приводя общую типологию ценностей можно попробовать различить, какие из них являются общими для всех, какие именно христианскими (православными), а какие – русскими или российскими, то есть, какую идентичность они фиксируют. Однако такое разделение невозможно. В большинстве рели-

__________

191 В Церкви разработали Свод вечных российских ценностей // Интерфакс-религия. – 25.01.2011. – http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=39255.

192 Патриарх Кирилл предлагает для общественного обсуждения набор базовых ценностей // Интерфакс-религия. – 25.05.2011. – http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=40888.

193 Обращение к будущему Президенту России участников расширенного заседания Патриаршего совета по культуре 22 февраля 2012 года // Официальный сайт Московского патриархата РПЦ. – 22.02.2012. – http://www.patriarchia.ru/db/text/2029382.html.

194 В Церкви разработали Свод вечных российских ценностей // Интерфакс-религия. – 25.01.2011. – http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=39255.

195 Подмена небесного земным или отказ РПЦ от христианских ценностей? // Москва – Третий Рим . – 17.02.2011. – http://3rm.info/religion/9252-podmena-nebesnogo-zemnym-ili-otkaz-rpc-ot.html/

196 Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 29 мая 2015 г. N 996-р // Российская газета. 08.06.2015. – https://rg.ru/2015/06/08/vospitanie-dok.html.

_______________________________
224

гий, исходя из их социальных функций (регулятивной, нормативной, культуротранслирующей и пр.), определяются запреты на убийство, блуд, воровство, сквернословие, фиксирующие общезначимые ценности и этические (а позднее – правовые) нормы. Однако в отношении этих ценностей часто возникает уточнение, что запреты касаются только действий в отношении «своих», а в отношении «чужих» и врагов они могут быть допустимы.

Ценностно ориентированными определяются общие по смыслу, но различающиеся по содержанию почитание родителей (старших), продолжение рода и забота о потомстве, помощь ближнему. К ним добавляется ещё одна значимая ценность групповой идентичности, закрепляемая сформировавшимися культурными (этнокультурными, субкультурными) поведенческими и символическими признаками, выраженными в особенностях языка (диалекта, говора, сленга), вероисповедания, религиозной и бытовой обрядности, обычаях, самосознании и пр.

Многоуровневая система идентичности и наличие сложного статусно-ролевого набора у современного человека часто приводит к внутреннему ролевому конфликту, требующему расставления приоритетов между ценностными ориентирами разных статусов (например, справедливого судьи и любящего родителя). Схожую проблему представляет и этно-религиозная идентичность, позволяющая индивиду в условиях современного поликультурного мира выстраивать индивидуальную эклектичную систему ценностей, иногда с взаимоисключающими и противоречащими друг другу элементами. Её причиной становится иррациональный, бездоказательный духовный опыт индивида, основанный на мультиинформационной экспансии СМИ и интернета.

Одним из вариантов реакции на такую ситуацию сегодня становится своеобразный эскапизм, уводящий индивида в субкультуры, контркультуры, закрытые сообщества сектантского типа, либо веб-сёрфинг в виртуальных поисках «родственной души» и замыкание на микрогруппах в социальных сетях, декларирующих особую «правильную» идентичность и систему ценностей. В одном из проявлений (но не единственном) данный феномен может проявляться в современном язычестве и его этнических формах (в нашем случае – славянском или русском новом язычестве).

Возвращаясь к типологии христианских ценностей, можно отметить, что те из них, которые касаются семьи, продолжения рода, уважения к старшим, «следования традиции и нормам русской/славянской культуры» находят поддержку и одобрение среди последователей нового язычества. Однако смыслы, вкладываемые ими в эти понятия, могут значительно различаться с общепринятыми или с православными.

Так, «традиции» для православного человека чаще всего ассоциируются со своим вероисповеданием, более тысячи лет определяющим культурные, социальные и политические особенности России, а у язычника – с мифологизированным представлением о дохристианской (славянской, арийской, славяно-арийской) «Традицией», сохранившейся в народном сознании и обрядности вопреки христианизации. В обоих случаях это идеологический или мировоззренческий конструкт, отражающий выборочные позитивные представления о своей истории и самоидентичности. По некоторым позициям у православных и язычников они едины, по другим – принципиально расходятся.

Попробуем обозначить некоторые из наиболее ярких разногласий.

_______________________________
225

2.1. Теологический уровень; монотеизм

Безусловно, к христианским ценностям относятся догматические основы вероучения, сформулированные в Символе веры, а также различные конфессиональные и территориальные вероучительные положения (писанные и неписанные), актуализированные временем и местом и наделяемые особыми смыслами, исходя из специфики местной культуры (этнокультуры или субкультуры).

Если для христиан Бог как Творец и абсолютный источник Блага, а также Его заповеди выступают основой системы ценностей, то современные язычники это отрицают, находясь на иных теологических позициях. Не вдаваясь в подробности исторически сложившихся в христианстве тринитологических, субординалистских, пневматологических и мариологических споров, современные язычники их отрицают, выступая как против монотеизма, так и против тринитарного догмата.

Здесь важно отметить, что не существует единого и гомогенного феномена, называемого «неоязычеством». Во всех своих проявлениях данный феномен эклектичен, в том числе и в вероучении. Поэтому среди тех, кого называют «современными язычниками» могут встречаться те, кто не отрицает идею Бога-Творца, кто говорит про богов-творцов, и те, кто отрицает или не обозначает идею сотворения мира.

Не всегда возможно говорить о политеизме современных язычников, ибо одни из них могут провозглашать на обрядах «Были, есть, будем в боге едином!», а другие могут объяснять диалектичность единства бога и множества его проявлений, говоря, что «христиане своего бога на три разделили, а мы можем – на бесконечное множество личностей». Последний подход характерен для индуизма в виде не-авраамического «ведического монотеизма» или «полиморфного монотеизма». Поэтому, как ни странно, для некоторых язычников «единый бог» также может являться ценностью, только это не Бог Авраама.

2.2. Этнический уровень

Этноориентированных язычников (как, впрочем, и русских православных христиан) может сильно беспокоить израильское происхождение Христа, из-за чего становятся популярными мифы о том, что он имеет славянские (арийские) корни, что он родился в России, что Дева Мария – уроженка Крыма, а волхвы пришли от славян через Индию (и потому прибыли «с востока»). Здесь проявляется этноцентричность и этноморфизм, проявляющийся у многих христианских народов.

Гораздо большей проблемой становится мифологема ксенофобии и антисемитизма, точнее, неприятия иудаизма, евреев, «жидов», которые с помощью христианства (и ислама) стремятся «поработить мир и Русь-матушку», принеся «законы Моисеевы», ростовщичество и все прочие негативные явления. В этом конспирологическом подходе также может проявляться единство ценностей.

2.3. Антропологический уровень

Особой ценностью и в христианстве, и в современном язычестве выступает человек. Однако в христианстве человек – творение и подобие Божие, а в язычестве чаще всего – потомок. Обычно современные язычники выступают против того, что «человек – раб божий», настаивая на том, что «славяне – Даждьбожьи внуки». Многими язычниками цитируются две фразы Василия Буслаева, из одноименного советского кинофильма-сказки («Василий Буслаев», Киностудия имени М. Горького, 1982), сказанные византийскому басилевсу: «Коли раба назовёшь рабом – он или засмеётся или заплачет. Коли свободного

_______________________________
226

Русича назовёшь рабом – он будет сражаться» и «Мой бог рабом меня не кличет». Вторая фраза в виде «мой бог меня рабом не называл» стала популярной в антихристианской полемике, выйдя в массовую культуру на уровень демотиваторов и надписей на футболках и предметов со славянской атрибутикой.

О ценности человека говорит митрополит Иларион: «Поскольку Бог стал человеком, человек приобрёл бесконечную ценность вне зависимости от его положения в обществе, пола, национальности или цвета кожи».197 При этом он отмечает, что все люди – грешники, и «принятие этой аксиомы, то есть осознание себя нищим и нуждающимся в благодати, – необходимое условие для вхождения в Царство».198 Языческое мировоззрение обычно отрицает данные положения, отстаивая идеологию сильных людей.

2.4. Сотериологический уровень

Христианская ценность спасения также игнорируется современными язычниками как по космогоническим представлениям, так и по танатологическим. Один вариант предполагает попадание после смерти в светлый небесный Ирий,199 либо в Пекельное царство; другой – перерождение в новом теле (индуистская либо буддийская сансара), либо возвращение или восхождение души в небесный/божественный мир (гностический подход).

Подводя итоги, можно сформулировать основные подходы современных язычников к оценке христианских ценностей:

  1. Негативный: «все христианские ценности не наши, их принесли враги из Иудеи».
  2. Перекодирующий: «христиане присвоили наши ценности себе» и забрали название нашей веры, ибо «православие – Славление Прави».

3.Антиэксклюзивный: «христианские ценности» не могут быть приватизированы одной религией – это общечеловеческие ценности, закреплённые в любой религии и традиции, обеспечивающие гармоничное развитие общества через систему целей, ценностей и запретов (не убивай, не блуди, почитай отца и мать, слушайся руководителя).

  1. Функциональный: «христианские ценности» отражают социальные функции религии (регулятивную, нормативную, легитимирующую, культуротранслирующую и пр.), свойственные не только христианству, но и современному язычеству.200

Кроме того, можно сделать вывод о том, что одной из причин неприятия современными язычниками христианских ценностей является незнание и непонимание православных норм и основ культуры, которые зачастую вынуждают конструировать новую идентичность. Этому способствует ряд штампов и ложных стереотипов в отношении православия и православных ценностей. В обыденном сознании часто смешиваются общепринятые преставления (как считается), декларируемые (как называют себя) и реальные (кем являются). Де-

__________

197 Иларион (митр.) Христианские ценности и служение милосердия // Официальный сайт Московского Патриархата РПЦ. – 05.12.2012. – http://www.patriarchia.ru/db/text/1212811.html.

198 Там же.

199 См.: Гайдуков А.В. Ирий – Вырий – Рай в представлении славянского неоязычества // Герценовские чтения 2003: Актуальные проблемы социальных наук: Сб. научных статей. – СПб.: Факультет социальных наук РГПУ им. А.И. Герцена, 2003. – С. 194-196.

200 См.: Гайдуков А.В. Социальные функции неоязычества: проблема изучения // Colloquium heptaplomeres: Научный альманах. – Вып. I: Язычество в XX – XXI веках: российский и европейский контекст / Составители: А. А. Бесков, Р.В. Шиженский. – Нижний Новгород: НГПУ им. К. Минина, 2014. – С. 52-56.

_______________________________
227

кларативность христианского поведения и его несоответствие реальному поведению отдельных групп православной общественности или церковных и политических лидеров вызывают когнитивный диссонанс в сознании некоторых граждан – уводя их из церкви.

Попытка найти общие ценностные ориентиры, исходящие из конструкта идентичности – русской культуры может уменьшить недопонимание в отношении систем ценностей.

Гайдуков А.В. Интерпретация христианских ценностей у неоязычников // Христианские ценности в культурной традиции Востока и Запада – история и современность. Сб. докладов XXII международных Кирилло-Мефодиевских чтений, 26-27 мая 2016 г. / ГУО Институт теологии имени святых Мефодия и Кирилла БГУ; ред.-сост. С.И. Шатравский, свящ. Святослав Рогальский. – Мн.: Минар, 2017. – С. 221-227.

Просьба при цитировании давать корректную ссылку и уведомить автора о цитировании (a_gaidukov@mail.ru).

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Еще один сайт на Wordpress